Обход мест перед охотами на пушного.

В преддверии активных охот на пушного обошел некоторые предполагаемые места.

Осмотр местности, наблюдение. Ночевка в лесочке.

Домой вернулся с трофеем, но не моим.

Всю предыдущую неделю чувствовал себя очень не комфортно: не давал покоя кашель и по непонятной причине воспалились глаза. В пятницу, когда слезоотделение и боль в глазах более-менее нормализовались и я перестал пугать своим видом окружающих, появилась непреодолимая тяга на природу. Я рассматривал небо, читал прогнозы погоды, переписывался на этом сайте. Город давил со всех сторон облезлыми деревьями и видом спешащих людей.

Разум понимал, что шансов увидеть птицу в небе и лису в поле практически нет. Для птицы ветрено, а лису проще выслеживать по снегу. Но в кармане лежала сезонная отстрелка на пернатых сроком до 28.11 и подогревала надежду «а вдруг налетит какая-нибудь заблудившаяся утка?»

В субботу страдания достигли апогея и жена Таня сказала: «Да не мучайся ты уже, собирайся в свои поля!»

Суббота, 16.10.

Выхожу из подъезда, обвешанный вещмешком, ружьем, в руках спальник, палатка, пакет с едой, пакет с сапогами и плотным одеялом. Давно хотелось отходить за один выезд вечернюю зорьку и утреннюю. Сегодня не откажу себе в этом удовольствии. Только вот со временем захода солнца я промахнулся — темнеть стало намного раньше, чем я как-то себе представлял. Эх, Киев-Киев… живешь вот так среди троллейбусов и не замечаешь захода солнца…

Встретил соседа, перекинулись парой слов. Он привез из-под Клавдиево ведро грибов и мог позволить себе расслабиться — впереди еще полтора выходных дня.

Обычно я скептически отношусь к телепатиям и прочим сомнительным явлениям. Но по непонятной  причине захватил с собой пакет с солью и проволокой, что предназначались для снятия шкур. Зачем это сделал, сам тогда не понял. Браконьерствовать на пушного намерений не было, т.к. отстрелку еще не брал. Когда после укладки вещей в багажник, отошел к киоскам за хлебом, подумал: «Эх, соль взял, а резиновые перчатки после зимы пришлось выбросить — на последней лисе слегка разрезал палец». Попутно купил в хозяйственном киоске новую пару.

Сажусь за руль. Звонит Игорь из Макарова. «Привет, что делаешь?» — «Собираюсь в ваши края побродить», — «А мы пушной сезон открыли! Лису заберешь?» — «Ты же знаешь, я всегда за. Рассказывай, где оставили». Так вот к чему интуиция заставила меня взять соль, проволоку и купить новые перчатки! Нет, охота все-таки сопровождаемся своими ощущениями, не проявляющимися в стандартной городской жизни…

18.00.

Совсем темно. Я на месте, указанном Игорем. Это недалеко от АЗС на Житомирской трассе. Оставляю машину на заправке, пояснив заправщику, что смотаюсь в лесок на полчаса. Что бы у него не было сомнений, поясняю, что заберу лисицу.

Перехожу дорогу на Юров, далее через лесополосу, выхожу на край поля. Мужики оставили лису вблизи одной из высоковольтных опор. Осталось найти, возле какой именно. Темно, иду, освещая поле и лесок светодиодным фонариком по типу шахтерского (аккумулятор на поясе, в руках прожектор).

Игорь по телефону поясняет приметы того места. Но деревья и трава днем и без освещения выглядят и воспринимаются по-разному, поэтому найти по описанию не очень просто.

А вот и она! На сломанном дереве под опорой. Красавица! Рыжая с сединой, здоровенная!

Надеваю резиновые перчатки, укладываю лису в полиэтиленовый пакет. Роскошный хвост и задние лапы торчат наружу. Договариваемся по телефону, что в случае проверки егерей сошлюсь на Игоря, т. к. у него уже есть отстрелка на пушного.

Возвращаюсь через лесополосу к АЗС. Навстречу бежит с лаем песик-охранник. Гав-гав-гав!… И не добежав до меня метра на два, мгновенно, как бильярдный шар от стенки, отскакивает и с той же скоростью убегает за строение автозаправки. Лай становится истеричным и не прекращается до моего отъезда. Немного болтаю с заправщиком и снова выезжаю на трассу.

19.00.

Я на месте предполагаемой ночевки за селом Заваловка.

Для владельцев GPS-навигаторов: 50°25’48» СШ 29°45’09» ВД

Заезжаю к лесочку недалеко от берега Здвижа. До домов на краю села более полукилометра, до Макарова почти четыре. В темноте нахожу полуразрушенный столик и лавочку, которые местные жители летом используют для шашлыков. Машину ставлю рядом. Впритык к машине намерен поставить палатку.

При свете фонаря разворачиваю палатку. Безымянный палец зацепила боль и появилась кровь. Вашу мать, проклятые отдыхающие! Рассматриваю подробнее траву. Так и есть, разбитая бутылка… Еще одна… Начинаю выбирать стекло и относить его в специально вырытую кем-то для мусора яму. Но вскоре понимаю, что все стекляшки не соберу, чем рискую порезать дно палатки. Перемещаю палатку перед капотом машины.

После установки палатки приступаю к снятию шкуры. Отхожу подальше к дереву на высохшем болотце. Подвешиваю аккумулятор и сверху прожектор фонаря.

Такая лиса у меня впервые. Не молодая, это точно. Шкура крепкая и тугая, сдирается очень плохо. Кроме того, зверь набрал к зиме жира, который тянется за шкурой. Но и не только это осложняет работу. Лису взяли загоном четыре охотника и собака. Стреляли дробью 0000 с дистанции около 40 метров. Выстрел был очень сильный и кучный. Четыре входных отверстия в боку и три выходных с противоположной стороны. Внутренние органы разбиты и от этого шкура, снятая до середины, начинает обтекать кровью. Что бы вынуть хрящ из кончика хвоста, разминаю его по совету Олега. Но, видимо, перестарался — кончик хвоста все-таки отпал. Понимаю, что качественно такую тугую шкуру не сниму с головы в полевых условиях. Отделяю за ушами. Потом еще полчаса снимаю со шкуры плотный жир.

21.35.

Шкура просолена и находится в пакете. Перчатки, нож руки и лицо промыты спиртом дважды. Протерта куртка и штаны. Прививка прививкой, но уберечься не помешает.

Пью чай из термоса и укладываюсь спать. Что-то устал быстро, видимо, еще не полностью отошел от болезни. Ружье беру в палатку, вход полностью не закрываю, оставив только антимоскитную сетку — так лучше видно небо и утром не просплю первые лучи. Нож, воняющий после дезинфекции, оставляю снаружи, воткнутым в землю у входа. На удивление воздух не холодный и даже не нужно застегивать спальник по периметру. Пытаюсь почитать книгу, но что-то не испытываю в этом особой потребности.  Спать…

Воскресенье, 01.55.

Глубоко заснуть не получается. Постоянно дует ветер, от чего хлопает палатка. Состояние организма промежуточное между сном и дремотой. Мысли переплетаются, периодически переходя то ли в сон, то ли в ночные размышления.

Прошло какое-то время. Может час, а может и десять минут. Сознание мгновенно пробуждается от постороннего звука рядом с палаткой. Кто-то маленький быстро пробирается сквозь листья на земле… Шик-шик-шик… Секундная пауза и этот кто-то осторожно начинает царапать ткань снаружи в пятнадцати сантиметрах от моей головы. Не сдерживаюсь: «Кыш!!!». Звук быстро удаляется. Шик-шик-шик…

5.55.

Играет будильник в мобилке. Ух ты, а я-то спал! Небо, видимое через сетку палатки, превратилось из черного в темно-серое. Ветра практически нет.

Валяюсь минут пять. Надеваю сапоги, снимаю дополнительный реглан. Есть совсем не хочется, а вот остатки чая в термосе допиваю с удовольствием.

Собираю палатку, прячу вещи в багажник.

6.30.

Как раз загорелись мягким светом первые тучки на восточной стороне неба. На пояс нож, подсумок с патронами. Четыре «первоочередных» патрона в маленький патронташ на правой подтяжке, пятый в ружье. Вперед!

Прохожу к Здвижу. Хорошо, камыши и высокая трава уже достаточно высохли и открыли проход к воде. Река мутная, вдали на воде видны колечки, оставляемые рыбой. Прохожу по берегу в сторону села. Иду тихо, прислушиваясь к звукам в камышах. Прошлой зимой в этом месте из-за реки проходили лисьи тропы к селу и полю возле него. Но тогда река была схвачена льдом и без труда выдерживала меня. Но ведь и летом лисы должны были бегать к человеческому жилью. Проходя метров по сто, останавливаюсь и осматриваюсь по сторонам.

Не устаю думать, в каком красивом мире мы живем. Несколько раз бывал на этом месте, встречая рассвет. Делал это и в туман, и при «минус двадцать пять», и каждый раз солнце всходило по-новому. Раз оно выскакивало над горизонтом спешно, освещая мир как по расписанию. Другой раз выползало незаметно за туманом, не беспокоя природу своим приходом.

А вот и ров, через который перелазил зимой. Странно, но он стал совсем не глубокий. И тут до меня доходит посмотреть еще раз на камыши у края воды. Точно, уровень упал почти на полметра. Ну да и ладно.

Выхожу на край поля, осматриваю его. Затем поворачиваю обратно и обхожу с противоположной стороны лесок, в котором остановился. Вот здесь в январе я пропустил зайца, когда звонил брату по телефону. Иду дальше в сторону болота ниже по течению, вокруг которого с Игорем и его товарищами в прошлом сезоне растягивали флажки.

Из травы появляется рыженький щенок-дворняжка и радостно бежит за мной. К сожалению, еда осталась в машине и песику придется немного походить со мной, нагуливая дополнительный аппетит.

Прохожу к реке, затем через заросли на высохшее болото. Через него к дренажной канаве и снова вдоль нее иду в сторону Макарова.

.

.

Ну, это место я знаю хорошо. Топтал снег здесь не один раз. Вот пригнутое дерево, сидя на котором зимой пил холодный кофе из китайского термоса. Чуть дальше дерево и куст, из-под которого выскочил заяц и ушел в поле.Не стрелял, так как было далеко. Позже на сайте мне коллеги из России подсказали, что нужно было немного подождать или вернуться на это же место — зайцы часто совершают круг и возвращаются на место лежки снова.

Встречаю несколько свежайших лазов бобров. Некоторые лазы уходят в землю в нескольких метрах от дренажной канавы. Мой путь пересекает одну из крупных бобровых троп. Она ведет в сторону реки через высохшие заросли на болоте. В углублениях еще видна влага, оставленная мокрой шерстью. Получается, пока я спал, на расстоянии около двух километров от меня во всю лазили бобры!

Лаз бобра.

Лаз бобра.

Ветер набрал силу и снова дует постоянно. В небе не то, что охотничьих птиц нет, даже жаворонки и вороны не летают. Возвращаюсь прежним путем. Песик набегался вокруг меня по зарослям и ушел куда-то по своим делам. Зайца и лису не видел. Из признаков их присутствия — только несвежий помет лисы в одном месте.

8.15.

Делать в этом месте больше нечего. Неплохо бы еще съездить на прежнее болото, с которого в этом сезоне не уходил пустым. Да и в пакетике отдельно отложены некоторые патроны, снаряженные самостоятельно новым способом. Давно нужно их отстрелять и проверить качество.

А вот и куча мусора в яме недалеко от песчаной выработки. Найти в ней кусок дощатого шита где-то 90х40 см труда не составило. Правда, щит имеет форму пятиугольника, зауженного в одну сторону, но это не помешает сформировать первое впечатление о патронах. Устанавливаю щит на краю ямы так, что бы за ним просматривалось достаточно большое расстояние. Отмериваю шагами дистанции в 35 и 50 метров, помечая их воткнутыми колышками. Первая дистанция для дроби и картечи, вторая — для пуль.

Что и с каким результатом отстреливал, описывать не буду. Постараюсь показать в другой статье с иллюстрациями. Скажу лишь, что наконец-то «поймал» именно те схемы для картечи в пластике и для дроби в латунной гильзе, которые дали желаемый результат. На пулях же все доступные способы исчерпаны с отрицательным результатом.

8.45.

Болото под Макаровом. Скорее, это был прощальный заезд в этом сезоне. До следующей осени тут делать больше нечего.

И правда, болото встретило меня полусухим илистым дном бывшей торфяной выработки. Даже если бы и нашлась птица, захотевшая присесть на этом водоеме, найти более-менее мокрое место было бы для нее не просто. Думаю, падение уровня напрямую связано со спуском воды в Здвиже.

Болото.

Болото.

Прохожу по краю. Еще около месяца тому назад здесь лазил в воду и за уткой, и за водяными курицами. Сейчас на этих местах просто жидкая грязь. После тех купаний сделал себе приспособление в виде стопятидесятиграммового грузика, надетого на капроновый шнур с тройником на конце. Это на случай, если бы пришлось доставать птицу из воды недалеко от берега.

А вот и следы бобров. Разгулялись они этой осенью. Еще три недели тому назад на этом месте ничего не было, а сейчас прямо настоящий бассейн. И это при том, что уровень его дна более чем на полтора метра выше уровня воды в болоте.

Бассейн, обустроенный бобрами.

Бассейн, обустроенный бобрами.

Это же надо было так загерметизировать!  Недалеко именно от этого места старший сын видел уходящего в воду бобренка. А вот и палки, срезанные как будто бы человеком при помощи металлического инструмента.

Ветки, срезанные бобром.

Ветки, срезанные бобром.

Обгоревшее дерево, на котором видел куницу и к которому лазил через бобровую плотину. Наклонившаяся береза, сидя под которой, отпустил гуся. Даже если бы я попал в него, достать из камышей среди болота я бы не смог. Взлетел тогда как лебедь…

Береза над болотом.

Береза над болотом.

Осень. Растительность приняла желто-коричневые тона.

Осенние тона.

Осенние тона.

9.55.

Возвращаюсь к машине. Перекусываю. Оперев об открытую дверь, стоит ружье. Эх, чуть более, чем за полгода, от воронения «из баночки» практически не осталось следа. Роса и влага оставляют на стволе коричневатый налет ржавчины. Смазываю ствол тормозной жидкостью из поплавковой камеры что бы снять ржавчину и не дать ей укрепиться до дома. Нет, нужно снова заняться хорошим воронением, либо, как минимум, просто пройтись несколько раз ортофосфорной кислотой.

Со стороны села по полевой тропинке идет какой-то человек. На нем военный бушлат-камуфляж и спортивные штаны. Перекидываемся парой слов. Он сперва интересуется, не егерь ли я. После чего откровенно признается, что идет к припрятанной в камышах лодке что бы поставить сети и наловить в реке щук. Так вот чью лодку я видел на открытии сезона пернатых! Говорит, что отец попал в больницу и нужны деньги. Еще через пару минут предлагает купить ружье. «Это не мое. Один знакомый браконьер продает. Он спился и на охоту уже не ходит. Но ты не думай, ружье чистое, с документами. Ижевская вертикалка 12-го калибра. Всего тысяча гривен!» Спрашиваю, если с документами, то почему не сдаст в магазин, получил бы минимум в три раза больше. Человек не отвечает… Прощаемся. Он уходит к камышам, а я уезжаю домой.

Только в машине я понял, что кашель и болевшее всю неделю горло чудным образом вылечились!  Никаких таблеток и ингаляций — просто ночь в палатке и несколько километров с ружьишком в руках. И не имеет значения, что на улице уже начало ноября.

Смотрите также наши материалы:

Добавить комментарий


6 + = 7

При наличии ссылок и мата комментарий не опубликуется без проверки администратором