Охота на окраине села во время войны. Быль.

Наш постоянный читатель Андрей Щанников прислал рассказ, записанный со слов своего отца Анатолия Щанникова. Быль о том, как школьники во время войны спасли село от набегов волков.

Посвящается людям поколения войны.

Это было недавно,

это было давно…

К середине войны фронт пригнал вглубь страны много волков. Добрались они и до нас. Хищники расплодились в небывалых количествах, они были повсюду. Враг в серых шинелях напал на нашу страну, а враг в серых шкурах оккупировал нашу округу. Зимним днём они скрывались на краю леса, в большом овраге под названием Каменный Лом, внизу которого протекал незамерзающий ручей, а ночами безраздельно хозяйничали в округе. Они беспощадно загрызали домашний и колхозный скот, таскали собак прямо с подворий.

С наступлением темноты не было даже речи о свободном передвижении по улицам села — с приходом зверей наступал «комендантский час».

Частенько серые разбойники предпринимали попытки нападения и на припозднившегося возницу, доставлявшего из райцентра почту. Это была большая проблема в то время. С этой напастью нам предстояло бороться всем миром. Все мужчины призывного возраста, кто мог держать в руках оружие или как-то помочь в обозе для всеобщей победы над врагом, ушли на фронт. Волки словно знали, что в селе не осталось взрослого мужского населения, которое могло дать им достойный отпор.

Весь тяжелый крестьянский труд лёг на плечи тружеников тыла. В сёлах оставались лишь женщины, старики да малые дети. И мы, мальчишки девяти — одиннадцати лет, уже не по годам повзрослевшие в годы военного лихолетья, решили подняться на защиту села и дать отпор кровожадным убийцам. Только вот из оружия у нас на всех была одна-единственная старая берданка 20-го калибра, да три гильзы в придачу. С ней мы и начинали свои первые охоты.

Летом в голодные годы войны мы работали в колхозе. Питание было скудное, спасались от голода лебедой. Нам иногда в свободную выдавшуюся минуту удавалось подстрелить голубя, утку по осени или тетерева, которых в окрестных полях и лесах водилось довольно много. Тогда наступал праздник — бабушка одного из охотников готовила в печке похлебку на всю веселую ватагу ребят.

Жили мы все одной сплоченной семьёй. Дружили и охотились обычно вместе с моим лучшим другом Генкой Гусаровым — на него можно было всегда и во всём положиться. Он хорошо учился, занимался спортом, поднимал тяжелые гири и был заводилой среди поселковых ребят.

…В ту памятную ночь начала февраля 1943 года был буран и сильный ветер. Вьюга намела огромные сугробы снега.

Мы почти не спали, со страхом прислушиваясь к завыванию ветра на крыше дома и унылому волчьему вою за окном. Звери словно чувствовав свою полную безнаказанность и нашу беззащитность перед ними, подошли стаей совсем близко. В поисках пищи они рыскали повсюду, у ворот нашего дома, под окнами. У многих жителей села тогда же стали пропадать собаки. Дошла очередь и до нас…

В ту ночь голодный волк обнаглел и, вытащив за цепь, сожрал нашего любимца песика Тобика, который забился в страхе под дом.

Надо отметить, тот пёс появился у нас незадолго до войны. В начале марта 1941 года, когда еще стояли морозы, отец чистил хлев и за сараем на навозной куче случайно заприметил скулящий живой комочек. Им оказался безродный щенок дворняжки. Его занесли в дом, где малыш тут же был окружен детским вниманием и заботой. Щенка мы обогрели, выкормили. Он подрос и всюду бегал за ребятнёй следом. Когда мы летом гурьбой шли на речку купаться или на рыбалку, пёсик всюду следовал рядом. Словно в благодарность за его спасение, он оказался на редкость смышленым помощником и понимал всё с полувзгляда и полужеста. Бывая в лесу по ягоды, он облаивал, если находил тут же кормящийся выводок молодых тетеревов или пытался гонять встретившегося на пути зайца. Одним словом, подавал надежды стать охотничьей собакой.

… 22 июня 1941 года началась война. Беда пришла на нашу землю, над страной нависла смертельная угроза. Уже в середине лета 1941 года отца, как и многих других мужчин, мобилизовали. Мы вместе с другими людьми провожали наших защитников на войну. В ожидании вестей с фронта потянулись суровые будни тыла. Изредка получали треугольный конверт. Весточка с фронта от солдата всегда была большой радостью для его родных и близких. Читая редкие письма с поля боя, мы всем селом радовались добрым вестям, и печалились, если что-то было не так.

Глядя на нашу собаку, вспоминали отца. Собачка была хорошим индикатором — по настроению Тобика легко можно было понять, что отец жив и всё будет хорошо.

Но были порой моменты, когда пёс явно тосковал по своему хозяину сильнее обычного, тяжело переживал, вздыхал как человек и не выходил из будки. Вёл себя так, словно видел события, происходившие на передовой, и сопереживал им. В эти тягостные моменты по настроению собаки можно было легко понять, как тяжело приходится воину и всем нашим бойцам в схватке с жестоким и сильным врагом, который был на подступах к Волге.

Приближалась решающая битва, которая впоследствии изменила ход войны, но мы об этом в своей глуши пока этого ещё не знали. У нас в тылу была своя война и свой враг — волки, которые оккупировали всё в округе. Село оказалось в осаде.

После последнего дерзкого нападения было решено отомстить за гибель Тобика и устроить охоту на хищников: часть уничтожить, а остальных прогнать. Втайне от матерей, посовещавшись с другом Генкой, стали немедленно собираться на охоту и тщательно готовить патроны. С боеприпасами было трудно в те годы. Мы выращивали табак, потом его сушили, резали и выменивали на порох, а вместо дроби рубили гвозди. Это называлось сечкой. Конечно, это вредило стволу ружья, но что делать, если негде взять свинец? Обстоятельства военного времени вынуждали нас так поступать.

Выпросили у колхозного кузнеца горсть крупных гвоздей. Узнав для чего это нужно, он помог нам, нарубив из них кусочков размером с полсантиметра. Затем у одинокого старика выменяли за пару стаканов табака жменю дымного пороха и несколько капсюлей центрального боя. Патроны снарядили как положено. Использовали бересту в качестве прокладки на дымный порох, не забыв при этом следом забить тугой шерстяной пыж. Засыпали снаряд «волчьей шрапнели» и хорошо сверху заткнули «сечку» пыжом из кудели.

Решено было дать отпор волкам, устроив на них засаду на скотном дворе, в сторожке у сторожа — безрукого инвалида, вернувшегося с войны. Старый солдат был не против такой затеи и одобрил наш план, что вселило в нас, юнцов, уверенность в успехе будущей охоты.

Еще засветло приготовив ружьё, патроны и вилы, мы вдвоём с Генкой направились к месту предполагаемой засады.

Незаметно за разговорами наступила ночь и взошла Луна. Скрипя и покачиваясь, тускло горела керосиновая лампа, едва освещая территорию перед воротами загона. Вдруг собака, дотоле мирно дремавшая у печи в углу тесной сторожки, открыла глаза и нервно завозилась, пугливо рыча. Это послужило нам сигналом: «Внимание! Враг на подходе!» Заранее было решено, что с появлением зверей одному, выскочив на улицу, немедля стрелять в ближайшие цели, а второму страховать рядом с вилами, если что…

Волки, как тени, появились тихо и неожиданно и, подобно фашистам в серых шинелях, неспешно приближались цепью. Они вели себя предельно нагло и смело, чувствовалась уверенность и полная безнаказанность в их повадках. Овцы, почуяв неминуемое нападение, жалобно заблеяли перед надвигающейся кровавой бойней и сбились в кучу. Ужас сковал животных… Действительно, перед нами предстала жуткая картина: хищники, оскалясь и словно ухмыляясь предстоящему пиршеству, хладнокровно продвигались всё ближе к своим покорным жертвам.

Преодолев свой страх, и затаив дыхание, я крепко сжимал в руках берданку, стараясь подпустить волков ближе. «Только б не было осечки», — думал про себя.

Мы в напряжении ожидали развязки. Эти томительные минуты показались мне вечностью. И вот первый волк оказался совсем близко, переступив черту, после которой у нас уже не было выбора. Тут же рядом с ним появилась еще пара. Ободряюще замычал колхозный бугай, готовый вступить на защиту своего стада. Моё напряжение достигло апогея, и я выстрелил. Серый бандит упал, а второй, явно раненый, закрутился на месте, присев и волоча зад.

Это внесло сумятицу в их план. Звери явно не ожидали такого поворота событий. Крупная волчица, а это видимо была их вожак, погибла на месте. Лихорадочно перезарядив ружье, произвел еще выстрел, свалив третьего непрошеного гостя. Волчья стая пустилась наутёк, вдогонку последовал третий выстрел. Раненого серого разбойника в одно мгновение добил вилами мой друг. Вот где пригодилась его физподготовка и недюжинная для его возраста сила!

Мы огляделись вокруг и … обнялись. Волки были биты, овцы вроде целы. Настала пора собирать наши трофеи! Откуда-то прибежали женщины, среди них была и моя мать. Слёзы радости и схлынувшего нервного напряжения полились сами из глаз. Нас все поздравляли, обнимали и плакали. За уничтожение хищников правление колхоза выделило нам по полпуда пшеницы каждому – это весомая награду для того голодного времени. А вскоре пришло и радостное известие, что наши войска окружили под Сталинградом и разгромили армию фельдмаршала Паулюса.

И все-таки зимой 1943 года мы, мальчишки, победили кровожадных зверей, а наши солдаты одержали победу в кровопролитной Сталинградской битве над несравненно более сильным врагом. Да нелегко далась та Победа всем нам, но мы выстояли! Это была победа, наша Победа! Сталинградская битва завершилась 2 февраля 1943 года разгромом немецко-фашистских войск и их союзников. Впереди были еще два долгих года войны, но сегодня поверженный враг отступил.

Пришла Весна 1945 года. Настал месяц май. Очень многие не вернулись домой, были похоронки и среди нашей родни. Отец вернулся с фронта раненым, но живым. Какое-то время после войны он служил в конвойных войсках, где пленные немцы строили дорогу на Москву, в которую они так рвались и, в конце концов, попали, но совсем в ином качестве…

P.S.

Это было давно, но для меня это было вроде, как вчера, так быстро летит время, и я до сих пор вспоминаю ту охоту, тот наш бой на окраине села с серыми оккупантами и нашу Победу, которую мы одержали тогда все вместе.

Ещё в те годы, будучи подростком, я понял простую истину – вместе мы сила и нас не одолеть никакому врагу!

 

 

 

Смотрите также наши материалы:

2 комментария

  • Красивый рассказ.Казахи тоже с Вами!Наши деды тоже отдали свою жизнь на Войне…

  • Красивый рассказ.Казахи тоже с Вами если что.Наши деды тоже отдали жизнь на Войне.

Добавить комментарий


1 + 1 =

При наличии ссылок и мата комментарий не опубликуется без проверки администратором