Об оружии, преступности и криминале в Украине

О незримой активности российских спецслужб на мирной территории нашей страны, о вооружающемся населении и изменяющемся в этой связи преступном мире в интервью «Цензор. НЕТ» рассказал начальник Департамента уголовного розыска Национальной полиции Украины Сергей Князев.


князев

— Сергей Николаевич, осенью прошлого года во время коллегии в МВД премьер-министр пообещал существенно увеличить финансирование для уголовного розыска, также ужесточив требования к работе и результатам. Можете сказать, что преступность уменьшилась, а раскрывать стали больше и быстрее?

— В целом количество преступлений, которые были зарегистрированы, в прошлом году выросло. И, по нашим прогнозам, этот год не будет легче. Если социальное благосостояние населения ухудшается, прямо пропорционально растет преступная составляющая. Страна третий год живет в состоянии войны, это тоже сказывается на криминогенной ситуации.

— Преступления стали жестче? Количество убийств выросло?

— В 2016 году совершено 1655 убийств, это на 250 убийств меньше, чем в 2015-м. Из них раскрыто – 1428. Но увеличилось количество убийств, совершенных с использованием огнестрельного оружия и взрывчатки. Так, было совершено 286 убийств с использованием огнестрельного оружия (на 30 убийств больше, чем в 2015 году) и 41 убийство, в котором воспользовались взрывчаткой (в 2015 их было 31).

Всего в 2016 году раскрыто 154,7 тысячи преступлений. Это меньше, чем в предыдущем. К сожалению, до осени уровень раскрываемости преступлений был крайне низким. Потом ситуация стала выравниваться. Закончилась переаттестация, многие области «встают с колен», начался процесс восстановления утраченного.

Пошел рост раскрытых преступлений, мы начали набирать обороты и уже в ноябре обогнали по показателям все месяцы 2016 года.

Раскрыты все преступления, связанные с нанесением тяжких телесных повреждений в Винницкой, Волынской, Ривненской, Сумской, Харьковской областях.

— Сергей Николаевич, настоящим шоком стало двойное убийство в Одесской области.Подозреваемый задержан. Вы можете подробнее говорить об этом случае?

— А что конкретно Вы хотите знать?

— Заявлялось, что, убив мать и ребенка и отрезав им головы, он так хотел отомстить работодателю. Чем он занимался у этого работодателя и за что хотел отомстить? Проводилась ли экспертиза? Он психически вменяем? Это единственное его убийство? На его счету есть какие-то другие преступления?

— Он арестован, на все остальные вопросы предстоит ответить уже в ходе следствия. Предварительную информацию выдало ГУНП в Одесской области. Больше мне к ней пока добавить нечего.

— Что уже известно на сегодняшний день по убийству бизнесмена в Киеве, которого застрелили на Русановке? Это заказное убийство? 

— Сейчас идут активные следственные действия. Чуть позже доложим.

— В ноябре прошлого года полиция задержала одного человека из группы киллеров, которые были завербованы ФСБ России. Установлены ли остальные участники группы, и какие убийства они планировали совершить? Можете ли вы назвать их потенциальные мишени и известны ли другие подобные группы, работающие в интересах России? 

— Спецслужбы РФ действительно ведут против нас войну не только на востоке Украины. Раскрытие убийства майора Ивана Мамчура, который работал в ривненском СИЗО, это подтверждает. Могу сказать, что любая информация, данная в контексте этих вопросов, будет известна работникам спецслужб РФ. Поэтому я бы не хотел ее раскрывать. Но готов подтвердить, что ваши вопросы имеют ответы. А вот какие конкретно – давайте это оставим тайной следствия. Мы должны ловить преступников и отправлять их в тюрьму, а также привлекать к ответственности и тех сотрудников иностранных спецслужб, которые их к этому толкали.

— Какую часть в общем количестве убийств составляют заказные? Каковы основные мотивы?

— Многие убийства все-таки ситуативные. Например, недавний случай в Полтаве. Люди стоят в очереди в банкомате, чтобы снять деньги. Кто-то замешкался. Тот, кто стоял сзади, начал подгонять. Так зацепились, что называется слово за слово. В итоге – у того, который ускорял, проникающее ранение в живот.

Случай с другой перепалкой в очереди, уже в Харькове, закончился огнестрельным ранением.

Что касается мотивов заказных убийств, то основных три: криминальные разборки при переделе сфер влияния, месть и финансовая составляющая.

князев

— В банду, которую задержали в Харьковской области, входило два бывших милиционера. Один их них не прошел переаттестацию. Известны ли еще случаи, когда непрошедшие переаттестацию правоохранители, присоединялись к преступным группировкам?

— Говорить о какой-то устойчивой тенденции, тем более, с привязкой к переаттестации, я бы не стал. Случаи, когда бывшие правоохранители переходили на другую сторону, выявлялись и раньше.

— Сколько эпизодов на счету харьковской банды? Какие? 

— Мы сейчас оцениваем изъятые вещественные доказательства, результаты проведенных обысков, анализируем оперативную агентурную информацию. На их счету точно не одно преступление. Объектом для них были богатые люди, проживающие в Харькове. Остальное – позже.

— Сложно общаться с сыщиком, который много лет работает в системе. Вы так старательно уходите от прямых ответов… 

— Нас всегда учили показывать результат, а не пиарить каждый шаг. Будет – расскажем.

— Какова ситуация с разбойными нападениями по стране?

— Есть о чем рассказывать. Ликвидирован ряд организованных преступных групп. В течение прошлого года в целом зарегистрировано 3900 разбоев, раскрыто — 1900. На 59 разбоев мы раскрыли больше, чем в 2015 году. Это говорит о том, что мы начали выходить из такого «крутого пике».

К сожалению, с применением огнестрельного оружия совершено 196 разбоев, из них раскрыто — 65. Вот это беда. Но в то же время я хочу сказать, что это динамичная цифра. Когда мы начинаем задерживать организованные группы, то автоматически раскрываем преступления с использованием оружия, совершенные ранее. Тем более, что у нас есть доказательства. На разбоях оставляют больше следов, чем на других преступлениях. Поэтому в динамике эта цифра будет расти. Благодаря принятым мерам, выявлено на 20% больше разбоев, совершенных в составе организованных групп. Основная задача уголовного розыска – задерживать такие группы, а еще лучше – предотвращать преступления на стадии подготовки.

Начали из пике подниматься Днепропетровская, Житомирская, Закарпатская, Ивано-Франковская, Кировоградская, Львовская, Полтавская, Сумская, Черкасская, Черниговская области как раз в расследовании разбойных нападений. В этих областях ситуация лучше, чем в прошлом году. «Идет на поправку» работа в Запорожской и Одесской областях.

Конечно, преступники тоже не стоят на месте, совершенствуя свои методы. Изменилось «орудие труда» у разбойников. Уже не удивляет автомат Калашникова, пистолет, граната, которыми они не только угрожают, но и которые применяют.

Кстати, используют и «наработки» прошлых лет. Снова начали «гладить» жертв утюгами. Такой себе привет из 90-х.

За 2017 год, по состоянию на 12 января, зафиксировано 36 разбойных нападений на жилище граждан, из которых 17 – раскрыты, задержаны 34 человека. Хотя бы половину мы уже раскрыли. Работаем дальше.

— Правда, что цена на оружие на черном рынке сильно упала? 

— У нас самая низкая цена на оружие на черном рынке, если говорить о европейском континенте. Скажу вам цифру украденного и изъятого, вы поймете какой оборот. С 1 апреля 2014 года была украдена 13361 единица. Зарегистрировано 6807 преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия. Изъято 1352 единицы огнестрельного оружия в ходе реализаций и задержаний. В частности, 39 винтовок, 71 автомат, 30 пулеметов, 538 пистолетов и револьверов, 47 винтовок, и карабины охотничьи (это те же автоматы, которые стреляют одиночными выстрелами), 164 единицы самодельного оружия, 1825 гранат. Больше это или меньше по сравнению с прошлыми годами? Нельзя сравнить с 2010, 2005 или 1995 годом. Тогда в преступном мире не могло быть в обращении 1825 гранат и 23 мины.

При этом мы не можем точно подсчитать оружие, привезенное из РФ, которое тоже есть в нелегальном обороте. Оно может нами быть учтено только в количестве того, которое изымается. Постоянно ведется работа по перекрытию каналов поступления огнестрельного оружия из зоны АТО. Наши оперативные мероприятия являются одним из видимых факторов.

И о цене. Вы же понимаете, что она формируется в зависимости от спроса. Например, сейчас увеличивается цена на легальное оружие, потому что растет спрос на покупку и регистрацию. Так, в прошлом году количество собственников огнестрельного оружия выросло на 8,5 тысяч лиц. В то же время общий массив оружия вырос на 13 тысяч стволов. Столько купили и зарегистрировали за год.

князев

— Сколько всего легального оружия на руках у граждан?

— На сегодняшний день на руках у граждан 1,2 миллиона зарегистрированных стволов. И среди них есть не только те, кто купил, чтобы охотиться, чтобы защищать свою страну на востоке, не только те, кому на всякий случай, но и те, кто с помощью этого оружия хочет зарабатывать себе на жизнь. Кто-то на безбедную, а кто-то «на пожрать».

Оружие становится инструментом для решения споров. Например, на днях в Днепропетровской области сотрудники двух охранных агентств устроили перестрелку, в которой есть пострадавшие. Не могли мирно поделить спорное имущество.

Вообще 2016 год уже не так стрелял, как 2015. В течение 2016 года зарегистрировано 576 преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия, что на 52% меньше.

— Эксперты очень любят сравнивать происходящее сегодня с 90-ми годами. На Ваш взгляд, какой он — современный криминальный мир? Что изменилось? 

— Все динамично, в том, числе и преступная среда. Она совершенствуется, по-своему улучшается, включает в свои ряды умных, образованных людей, которым не чуждо использование новых технологий. Например, группа, задержанная запорожскими сотрудниками уголовного розыска в Днепре, использовала для проведения разведки объектов своего нападения квадрокоптеры. Современные преступники нередко используют специальные приборы, которые подавляют радиосигнал, мобильную связь, что усложняет их идентификацию и задержание.

Угоны элитного транспорта совершаются только с применением современной спецтехники, которая используется для подавления сигнализации, позволяет завести автомобиль без ключа, в ходу также бесконтактные средства, благодаря которым происходит считывание информации с чипа ключа потерпевшего – в это все вкладываются серьезные деньги.

Меняются и сами преступники. В классическом криминальном сообществе разбойники никогда не являлись верхушкой преступного мира. Сейчас у нас растет количество насильственных преступлений, разбойных нападений, часто применяется оружие. Но это не бандиты, которых часто в кино любят окутать романтическим ореолом, показывая, как они соблюдают неписанные законы и живут «по понятиям». Сегодня преступления совершают не только люди, поддерживающие воровские законы, но и те, кто хотят жить лучше, меньше вкладывая труда. И для них никаких кодексов — ни уголовных, ни воровских — не существует.

Легче пойти украсть, нежели учиться и что-то создавать, заниматься легальным бизнесом. В этом и есть динамичность преступного мира. Поэтому мы уже не удивляемся, что группа преступников, например, имеет своих уведомителей в каких-то государственных структурах, в том числе, и полиции.

Если кому-то представляется, что преступники — это какие-то темные личности, разочарую. Посмотрите фото женщин, которые убивали людей, спаивая клофелином в Черновцах или в Запорожье. Это красивые женщины, которые манят к себе мужчин с деньгами. И их сообщники тоже очень интеллигентны. Вот в Киевской области буквально на днях задержали часть группы. Сейчас идет активное расследование. Гражданина одной европейской страны подловили на железнодорожном вокзале и опоили клофелином. Он там покупал билет, чтобы пересесть с одного поезда на другой.

Или возьмем тех же угонщиков автотранспорта. Живут в элитных квартирах, кушают в дорогих ресторанах, их одевают кутюрье. Они читают прессу, ходят на митинги, а при этом угоняют автомобили и переправляют их через границу.

Так, что поверьте, современные преступники — это очень вежливые люди, которые успешно интегрировались в общество.

— В новостях постоянно сообщения о квартирных кражах и ограблениях частных домов в столице и области. Работают местные банды или какие-то залетные гастролеры, скажем, с того же востока? 

— Необходимо признать, что оперативная обстановка в городе Киеве и области связана с совершением квартирных краж, грабежей и разбоев. В настоящее время, в этих регионах раскрывается лишь каждый третий-четвертый такой разбой, грабеж, но это общая статистика. А если смотреть на ближайший пригород, то там ситуация гораздо хуже. В Киево-Святошинском, Броварском, Бориспольском, Вышгородском районах. Знаете, как говорят: у одного зарплата 10 000 гривен, у другого две, а в среднем получается — 5000. Это неправильно. В 2015 году в стране совершено 709 квартирных разбоев, в 2016 — 906. Если уровень разбоев вообще падает, то разбоев на квартиры — растет. В Киевской области уровень таких преступлений вырос с 61 до 101. Вот вам и обстановка в Киевской области. Будем считать, что это ближний пригород. В столице с 20 разбоев до 45. И вот всего мы имеем 150 разбоев на квартиры граждан в Киеве и области. При этом раскрыто в области каждое 7 такое преступление, а в столице — каждое 4. Киевская область «пасует» в этой ситуации. Ненамного лучше ситуация с квартирными кражами. Раскрыто всего 20%, каждая 5. В Киеве — 5800 в 2015 году, в 2016 году -7500, то есть на 2500 краж стало больше. Это не нормально, мы понимаем это и готовимся к этому. В Киевской области рост краж — на 40%. При этом, столица раскрывает каждую 14 кражу, а область — каждую 11. В области еще срабатывает фактор сельской местности, где проще задержать преступника.

Анализ работы по противодействию квалифицированным имущественным преступлениям свидетельствует о том, что такие преступления не в меньшей степени совершаются группами гастролеров. Берем количество задержанных и смотрим, откуда они. Уже нет чистых этнических формирований — они между собой перемешиваются не по признаку нации или расы — а по направлению деятельности. И это уже интернациональные группы.

князев

— Правда ли, что после появления в публичном доступе е-деклараций больше грабят судей? 

— По моему мнению, грабить идут не потому что там живет судья. А потому что внешне хороший дом, слабая система охраны, отсутствие межсоседской коммуникации. Бандитам все равно, куда они приходят. Действительно есть несколько фактов, где потерпевшими или членами их семей являются сотрудники суда, прокуратуры, СБУ, полиции, адвокаты. В режиме онлайн мне докладывают о всех правонарушениях такого характера. Их не стало больше. Но к сожалению, и меньше тоже не стало. Но снова же — не думаю, что объектом посягательства была их профессия. Идут грабить, в первую очередь богатого человека. Например, в декабре было совершенно правонарушение в отношении народного депутата. Мне кажется, что бандиты даже не знали, что он политик. Их привлекло имущество.

— Какое?

— Неважно.

— Фамилию, конечно, не скажете…

— Нет.

— Раскрыли?

— Пока нет.

— Давайте вернемся к вопросу качества работы. Когда случилась трагедия в Княжичах, Геннадий Москаль заявил, что о банде, которая орудовала в Киевской области, знали не один месяц во всех кабинетах. Почему не реагировали? И почему операция не была спланирована и согласована? Не было единого оперативного штаба?

— Пока прокуратурой проводится расследование случившегося в Княжичах, комментировать что-либо некорректно. Вопрос же не в банде. Каждый день в регионах Украины происходят аналогичные преступления. Уголовный розыск, работает, подстраиваясь под нормы УПК. Действуем с максимальной предосторожностью, чтобы не подвергать жизни граждан опасности при задержании преступников.

— Причем здесь УПК?

— Изменение УПК привело к тому, что можно назвать синдромом Княжичей. Давайте поговорим не о конце, а о начале. Во-первых, ныне действующий Уголовно-процессуальный кодекс не дает нам в полной мере использовать оперативные возможности, в частности проводить розыскные мероприятия. Много времени уходит на согласования. Кроме того, очень увеличился круг информированных о наших действиях, а это, сами понимаете, означает увеличение риска утечки сведений.

Во-вторых, мы не можем задержать подозреваемого, как раньше, на трое суток, чтобы за это время собрать доказательства и тянуть его в суд, уже требуя ареста. Чтобы однозначно отправить преступников в тюрьму, нужно их задержать только на месте совершения преступления или в очень короткий срок после его совершения, по «горячим следам». Вот такую нам вывели идеальную формулу творцы кодекса. Уже не работает тезис: «украл, выпил — в тюрьму». Сейчас иначе — украл, выпил и пошел домой. Адвокаты вносят залоги и преступники, выйдя на свободу, начинают их сразу отрабатывать.

Единственный эффективный вариант — быстрый, «на хлопок», на него многие и идут.

Эмоции Геннадия Геннадиевича предсказуемы. Пятеро погибших…

Не знаю услышит ли меня общество, но мы тут у себя внутри службы посекундно раскладывали эту ситуацию. Не вмешиваясь в следствие. Следствие оценит то, что произошло. А нам надо было выявить болевые точки, на которые необходимо давить, чтобы подобное не повторилось.

Но есть ведь не только негатив. Почему журналисты ничего другого не замечают. Почему, вы, скажем, не раскручиваете публично ситуацию в Славутиче?

князев

— Вы, о чем?

— Это было в декабре. Офицер полиции на улице увидел, как преступник пытается угнать автомобиль. Ему некому было звонить, кричать, свистеть. Принял решение задерживать. Преступник стал стрелять. Ранил его и бросился бежать. Раненый полицейский побежал за ним. Бандит испугался. Он начал сомневаться, что ранил полицейского. И сам себя застрелил. При нем нашли оружие, из которого в октябре были ранены двое полицейских.

Поймите, для нас важно, чтобы наказание было неотвратимым. Преступники тоже должны это понимать. Мы еще не готовы жить, как в Швейцарии, где тюрьмы на выходные закрывают и отпускают заключенных домой.

Декриминализация Уголовного кодекса, введение в Украине института залога на избрание судом меры пресечения, на практике привели к тому, что увеличивается количество разыскиваемых преступников. У нас выросла этническая преступность, изменилась внутренняя миграция. Как можно отпускать под личное обязательство человека, не имеющего постоянного места проживания? Но так, к сожалению, происходит.

Давайте посмотрим на другие цифры. Возьмем 2010 год. Начало экономического спада. Когда еще все как бы более-менее. Так вот, за 2010 год было совершено 4200 разбойных нападений. Задержаны 4400 преступников. В 45% случаев было принято решения об аресте. Сейчас ситуация иная, не в нашу пользу – количество арестов.

Возвращаясь к началу нашего разговора о раскрываемости и качестве расследования, хочу обратить ваше внимание еще на один из объективных факторов, о котором мало говорят, но он тоже влияет на происходящее. Речь об экспертных учреждениях, которых в процессе реформирования вывели из-под прямой юрисдикции Национальной полиции. Они стали независимые. К чему это привело? От нас ушли специалисты с опытом. Были набраны новые сотрудники, необученные в полной мере, которые приезжая на место происшествия, не могли поначалу качественно собрать материал, который ляжет основой документирования действий преступника. Анализируя материалы, мы обратили внимание на то, что количество изъятых на месте преступления предметов и следов, резко и в разы упало. И это связано с профессионализмом криминалистов, которые были набраны в срочном порядке.

Хорошего эксперта обучают 5 лет, потом он нарабатывает практику. У нас нет столько времени для разгона, преступления совершаются ежедневно, так что и обучение вместе с практическим опытом происходит с колес.

Я понимаю, что люди хотят, чтобы их жизнь, их имущество были в безопасности. Они вряд ли станут вникать во все эти нюансы, которые мы сейчас обсуждаем. Как говорил Жеглов: «Неважно, что шубы воруют. Важно, что государство в лице правоохранительного органа быстро находит преступника». От этого зависит уровень доверия к полиции.

— Сколько ОПГ было задержано за прошедший год? 

— Усилиями подразделений уголовного розыска обезврежена 61 организованная группа, в состав которых входило 214 человек. Всего по Украине работниками полиции обезврежены 102 организованные преступные группы, в том числе, 16 — с межрегиональными связями, 20 — транснациональными, 7 — сформированных на этнической основе, 5 — с незаконным оборотом оружия, 3 — с незаконным оборотом наркотиков.

Раскрыто 741 преступление на 61 ОПГ, в том числе, 719 – тяжких и особо тяжких. Среди этих банд 10 было вооруженных (на одну банду больше, чем в 2015 году).

Задокументировано 3 группы, которые осуществляли умышленные убийства, в том числе, 1 группа – на заказ. Не много, но это факты, сухие цифры.

— Вы сказали, что штат укомплектован во многих регионах. А где недокомплект? 

— В Николаевской области недокомплект 29% сотрудников уголовного розыска и 31% — в следствии. Донецкая область – 30% сыщиков и 17% следователей. Одесская – 22% оперативников и 18% следователей. Есть и другие области. На сегодня 15% всего состава уголовного розыска отсутствует. А значит, машина работает в холостую. Машина – это дежурная часть. Она регистрирует-регистрирует преступления, а их некому перерабатывать и преобразовывать во что-то.

Люди с опытом, как правило, уходят. Отсеялись, испугались, обиделись, не поняли. Разные причины. Остается молодежь. Это не плохо, будем учить.

У нас в Одесской области был случай, когда банду задержали благодаря наблюдательности сотрудника группы быстрого реагирования, который раньше работал в ГАИ.

Два часа ночи. Еще нет сообщения о преступлении. Наряд, в котором один молодой сотрудник и этот бывший гаишник. Видят, что мимо проезжает автомобиль, с маленькой скоростью, очень аккуратно, чтобы не нарушать. Бывший гаишник обратил внимание, что на месте, где номерной знак вешается, остались следы скотча. И он говорит коллеге: «Слушай, надо остановить эту машину». Тот поначалу не хотел, нарушений ведь не было. Но все-таки они ее догоняют, останавливают. В машине четверо граждан, улыбаются, показывают документы и сразу предлагают деньги. Ночью, ничего не нарушая…

Оказалось, в багажнике у них весь джентльменский набор: маски, оружие. Выяснилось, что банда совершила нападение в соседнем селе на фермера. Там еще потерпевшие лежат связанные, а тут уже преступники задержаны.

князев

— Как решаете проблему с кадрами?

— На совещании руководства Национальной полиции я выступил с предложением открыть шлюзы. Откуда раньше питалась криминальная полиция и следственные подразделения? Половина – с вузов. И вторая половина — с патрульно-постовой службы, ГАИ, охраны. Человек приходил в милицию на рядовую должность. К нему присматривались. Если он по своим деловым качествам подходил, ему предлагали работу, он переходил.

Сейчас меняется институт образования полицейских. Свыше 70% полицейских, которые приходят в патрульную полицию, имеют высшее образование. Большая часть из которых – высшее юридическое образование. У нас теперь патрульный на улице стоит в звании лейтенанта.

Я предложил разработать систему приглашения на работу в следственные органы и уголовный розыск из патрульной полиции. Чтобы выбор был осознанный и те, кто придет, не хотели через три месяца уволиться. Тем более, есть и финансовая мотивация. Он получал патрульным 8 тысяч, а зарплата оперативника сейчас 10, следователя — 12.

— Кроме зарплат, на что еще получили дополнительные средства от правительства? 

— На модернизацию материально-технической базы. Для нас это очень важно.

— А что с агентурной работой? Такие связи в наследство не оставляют. Будете формировать заново? 

— Вы правы, системы передачи источников информации в принципе не существует. У тех, кто остался, нет такой разветвленной сети сбора информации. Признаю, что работа с агентурой должна быть в разы лучше. Но мы меняем подход, наработали новую модель.

— Эту статью расходов тоже увеличили? 

— Финансовая составляющая оперативной работы на сегодняшний день реально лучше, чем в начале 2016 года. Больше я ничего не могу сказать.

— Предполагаю, что вряд ли ответите, но все равно спрошу. Не разворовывают эти деньги на местах? 

— Стыдно признаться, но до недавнего времени нечего было разворовывать. Все, давайте поставим на этом точку.

— Сергей Николаевич, Вам не страшно было соглашаться на эту должность? Ведь, кроме амбиций, есть и ответственность… 

— Страшно, Татьяна, тем, кто сейчас на востоке. Там люди каждую секунду рискуют жизнью. А я здесь сижу в теплом кабинете, с крутящимся креслом и помощницей, которая приносит кофе. Это что, соизмеримые вещи? Поэтому я соглашусь с Вами, но лишь в том, что мы все несем ответственность. Особенно перед ними. Я 22 года работаю в уголовном розыске, учился у профессионалов, к каждому, кто был моим наставником, отношусь с уважением. Может, не все самое лучшее запомнил. Давайте встретимся через полгода, чтобы были поводы для критики. Если найдете в моей работе крупные просчеты, готов извиниться, встать и уйти.

Татьяна Бодня,  «Цензор. НЕТ»

Смотрите также наши материалы:

Добавить комментарий


2 + = 6

При наличии ссылок и мата комментарий не опубликуется без проверки администратором